А ты какого цвета, товарищ без билета?

icon 09:50
icon 371 просмотр
А ты какого цвета, товарищ без билета?

Предыдущий выпуск проекта «Время, назад!» мы закончили заметкой об ушедших понятиях. С этого начнем и очередной.

«Зайцы»

Кто теперь помнит их - безбилетных пассажиров. Принцип самообслуживания, рассчитанный на совесть, канул в Лету вместе с компостерами для погашения абонементов и кассовыми копилками, из которых взамен на шесть копеек можно было выкрутить билетик. 
Давно уже деньги за проезд в общественном транспорте мы отдаем кондуктору или водителю. В больших городах автобусы, троллейбусы, трамваи оборудованы электронными турникетами, поэтому проехать незамеченным, т.е. «зайцем», практически невозможно даже в часы «пик». А еще 40 лет назад безбилетник был главным врагом и наказанием для бюджета перевозчиков. В одном из западных городов России мне удалось в автобусе прочитать эпиграмму: «Есть зайцы белые, есть зайцы серые. А ты какого цвета, товарищ без билета?».
Газета «Красное знамя» уделяла много внимания борьбе с теми, кто норовил проехать остановку-другую, а то и весь маршрут за чужой счет. В одной из публикаций за 1977 год водитель Братского автотранспортного предприятия № 2 В. Павлов публично «благодарит» «зайцев» за то, что по их вине работникам предприятия не выплачена 13 зарплата и отказано в спецодежде. Читаем: «Подумаешь, шесть копеек, - скажет иной. Мелочь, а из этих копеек набегают рубли. Вернее, без них не набегают. Подсчитано, что убытки БПАТП-2 за безбилетный проезд составляют около 10 процентов выручки за месяц. Только на одном маршруте в день проезжают порядка 200 «зайцев». Разрыв между деньгами в билетных кассах и оторванными билетами на 32 маршрутах нашего предприятия составляет в день 144 рубля 77 копеек. В месяц это уже 4343 рубля, по году - 26 244. А чем измерить моральный ущерб? 
Давайте посмотрим на наших земляков. Воскресенье, вторая половина дня, пассажиров пока мало, на линии все положенные по плану автобусы. Заходим в маршрут № 2 с контролем. После просьбы приготовить билеты часть пассажиров буквально срывается с места, бросаясь к кассе и делая вид, что только вошли. А вот пассажир без билета чинно объясняет, что у него нет разменной монеты, а бросать 20 копеек он не собирается. Это тоже отговорка: всегда можно подождать сдачу у кассы и получить ее от других пассажиров. Да и к поездке неплохо бы готовиться заранее. 
Есть категория «зайцев»-шутников, которые заявляют, что съели билетик, т.к. в нем было счастливое совпадение цифр. «Зайцы-растеряшки» начинают лихорадочно шарить по карманам, лазить под сиденьем под предлогом, что билетик просто потерялся. Но все это отговорки. Есть и такие, кто на просьбу контролера оплатить штраф в размере один рубль, как следует из правил перевозки, идут в атаку. Угрозы сыплятся градом. Недавно молодой металлург Евгений Ф. за такое поведение по отношению к контролеру получил не просто штраф, но и арест на 10 суток». 
Три дня работала рейдовая бригада, в составе которой был корреспондент «Знаменки». «Отлов зайцев», т.е. количество оштрафованных пассажиров составляло от 11 до 20 человек в день. Большинство безбилетников, конечно, умудрялись ускользнуть от контролеров на любой остановке, лишь бы не платить. Понятие «совесть - лучший контролер», видно, не для таких.

Гудит людей цистерна…

И еще о пороках того времени. Группа авторов, среди которых начальник товарного склада конторы материально-технического снабжения Братскгэсстроя, председатель цехкома предприятия и даже председатель товарищеского суда через газету обращает внимание властей города на то, что рядом с промышленными предприятиями построен винно-разливочный завод. А беда вот в чем. «Поступающие на завод цистерны с вином для разлива на заводе в ожидании своей очереди от 15 до 30 дней простаивают на подъездных путях, прилегающих к базе МТС. Стоят они там безо всякой охраны, и все желающие выпить могут в любую тару через люк набрать вина. Причем круглосуточно. 
А ведь рядом предприятие, у которого большие материальные ценности. Работать нам стало невозможно: исчезают питьевые бочки из помещений. Напившиеся до бессознательного состояния посторонние люди шатаются по нашей территории. Да и в самом коллективе в таких условиях трудно наладить трудовую дисциплину. Дирекция винно-разливочного завода на наши замечания не реагирует».
Вот так подала письмо читателей «Знаменка». Но не это удивляет: выпивох пресса критиковала всегда. Но в том же номере электролизник БрАЗа А. Бутыленков критикует алюминиевый гигант, точнее, высказывает беспокойство о состоянии дел на заводе.


«Бег на месте»

Это публикация от 22 февраля 1977-го. В ней металлург говорит о том, что предприятие, которое считается лучшим в алюминиевой отрасли страны, не так уж и хорошо выглядит: «Госплан по производству первичного алюминия в предыдущем году выполнен на 98,4 процента, по освоению капитальных вложений — на 99,8, по вводу в эксплуатацию основных фондов - на 98,4 процента». 
Дальше в статье говорится и об отставании в четыре месяца ввода 24 корпуса, и о проблемах завозки сырья, о том, что не ремонтируются ванны, а труд металлургов часто используется на побочных работах. Обнажая все недостатки, А. Бутыленков призывает все структуры БрАЗа мобилизоваться. «Трудовой дух у нас крепок, - пишет автор. - Важно сделать все, чтобы финиш 1977-го был радостным».


И снова о вреде пьянства

Ошибочно полагать, что борьба с этим вечным злом началась с перестройки периода Горбачева, когда вырубались виноградники, ограничивалась продажа спиртного в одни руки. С выпивохами боролись и раньше. Рубрики типа «Пьянству – бой!» в газетах, товарищеские суды на предприятиях, система ЛТП и вытрезвителей существовали задолго до «сухого закона по-горбачевски». Эти «институты» были призваны если уж не искоренить, то хоть как-то окультурить своеобразную традицию русского народа - выпить и закусить.
Но система и народ жили как будто параллельно. За оказанную услугу вошло в норму рассчитаться бутылкой. Появились даже «пьяные» профессии, тот же сантехник. В городские пейзажи вошел «набравшийся» гражданин, посапывающий на лавочке. Пьянство крепчало, производство страдало, семьи рушились. На крупных предприятиях Братска решено было создать комиссии по борьбе с пьянством и алкоголизмом. 
Газета регулярно публиковала отчеты этих комиссий с указанием фамилий работников, адресом проживания, места распития. Мы фамилии уберем в полной уверенности в том, что герои публикаций исправились и ведут здоровый образ жизни. За пример газетной «пропесочки» возьмем отчет комиссии лесного порта БЛПК.
Автор, по всей видимости, председатель комиссии по борьбе с пьянством, подробно пишет о контингенте работающих в порту: «Работа здесь под открытым небом, требующая физической силы, отсюда текучесть кадров. Устраиваются люди далеко не кристального поведения. В прошлом году 120 работников порта побывали в медвытрезвителе, кадры зафиксировали 214 прогулов по вине пьянства. Мы всеми силами боремся с этим злом, читаем лекции о вреде пьянства, делаем рейды в общежития. В дни зарплаты и накануне праздников члены комиссии обходят рабочие места, чтобы выявить нарушителей. 
А недавно решили, что в одной из столовых порта откроем кассу для прогульщиков. Казалось бы, какая разница, где получать зарплату, но ведь этим людям должно будет стыдно стоять прилюдно в столовой под вывеской «касса для прогульщиков». Может, хоть это их проймет».


Вплоть до «Гамлета»

О всплеске культурной жизни указанного года мы уже говорили. Но очередные выпуски газеты открывают новые приятные факты. Начал работу парк культуры и отдыха в п. Энергетик, открылся клуб в Бикее. Таким образом, в городе стало 11 домов культуры и клубов. Читателей обслуживали 93 библиотеки с книжным фондом около двух миллионов экземпляров, к услугам кинозрителей было 538 киноустановок. В 128 кружках при ДК занимались 400 человек, а в художественной самодеятельности были заняты 13 тысяч братчан. Завидная статистика.
Расширяла границы и театральная деятельность. Все чаще на страницах газеты появляется имя на тот момент еще молодого режиссера Константина Магидина. Будущий заслуженный работник культуры РФ, руководитель широко известных за пределами Братска «Трубадуров» в 1975-м сделал свою первую театральную постановку с труппой народного театра ДК «Лесохимик» «Прошлым летом в Чулимске» по произведению А. Вампилова.
Потом был спектакль по пьесе В. Розова и снова Вампилов. После чего «Лесохимик» закрыли на ремонт, театр замолк. Магидин оживил его работу в 1977-м постановкой спектакля по произведению В. Распутина «Живи и помни». Постановка еще готовилась к выходу на сцену, а наши коллеги-журналисты описывали творческие способности Магидина, его особое умение раскрывать актерские таланты у молодежи. В рецензиях мелькают имена самодеятельных актеров А. Холмогорова, И. Мишиной, П. Пинаева, Н. Корюкановой. И озвучиваются планы Константина Ефимовича с народным театром Братска поставить новые спектакли, как отмечает режиссер, «вплоть до «Гамлета». 


Алла ТИРСКИХ
(Продолжение следует…)

Фото Р. Романова и И. Верещагина