Проект "Время, Назад!": Гимн и «Нива» - одногодки

icon 12:32
icon 377 просмотров
Проект "Время, Назад!": Гимн и «Нива» - одногодки

Слава каждой стране воспевается гимном. Так было и так есть в нашем государстве. В июне 1977-го на месте «передовицы» газета «Красное знамя» размещает текст гимна СССР, утвержденный накануне Указом Президиума Верховного Совета. Случилось это в преддверии принятия новой Конституции государства.

Гимн в стране существовал и до этого в разных вариантах от «Боже, царя храни» до «Интернационала». Мелодия Александрова, которая сохранена для гимна наших дней, тоже давно используется, точнее, с 1944-го года. А вот тексты менялись, как и вожди. С 1956-го гимн СССР на официальных мероприятиях и спортивных соревнованиях решено было исполнять без слов, т.к. в прежнем тексте упоминалось имя Сталина. 
В 1977-м поэт Сергей Михалков создаёт вторую редакцию государственного гимна со словами «Союз нерушимый республик свободных». Будет и третья, сегодняшняя редакция, когда Союз все-таки рухнет. 
Гимн России тоже многими годами позже опубликует наша газета, а вот к автопрому, в те годы исключительно отечественному, «Знаменка» обращалась очень часто. В городе было немало желающих купить в личное пользование «легковушку», только на деле это было невероятно трудно: машин не хватало. Хотя в указанном 1977-м Московский автозавод, как пишет газета, выпустил 75-тысячный автомобиль «Москвич», а с конвейера ВАЗа сошла первая «Нива». 
Первая в отечественном автостроении полноприводная (все колеса ведущие) машина была сконструирована для сельской местности. Высокая проходимость ранее была свойственна только маркам Ульяновского автозавода, но в них не было комфорта. В «Ниве» же проходимость удачно сочеталась с комфортабельностью как у «Жигулей». В год 60-летия Октября на дороги страны должно было выйти 15 тысяч автомобилей «Нива». И их все равно не хватало. Но в людях должна была оставаться вера в то, что когда-нибудь мечта иметь автомобиль сбудется.

Пробегом по бездорожью

В поддержку этой веры и опять же в честь юбилея Октября 20 июня от ворот Московского автозавода стартовал пробег шести разного цвета «Москвичей». Через борт кузова каждого красовалась надпись: «Москва – БАМ – Москва». Ровно через 10 дней, а точнее, 1 июля все шесть машин встали у здания Братского горкома комсомола. 
По пути на Усть-Кут участников пробега – а все они работники завода – принял первый секретарь ГК ВЛКСМ г. Братска Геннадий Козорез. Автомобилестроители рассказали, что в пути машины показали высокую устойчивость и надежность и что один из автомобилей они подарят молодой семье строителей БАМ. На вопрос братчан, насколько тщательно машины готовились к дальней дороге, участники экспедиции в голос заверили, что все машины были наугад взяты с конвейера. В пути, конечно, проводится осмотр, техобслуживание. У каждой за 8 тысяч километров дороги ни одной серьезной поломки. Только гвозди в шинах замучили, особенно на дорогах Сибири. После Омска было много непроходимых километров, но москвичи на «Москвичах» справились. 
В нашем городе участники пробега побывали на Братской ГЭС, угостились в кафе с символическим названием «Старт».
А пока они колесили в сторону БАМа, в стране открылся новый железнодорожный маршрут Тында – Москва. Ходит этот поезд и по сей день, а тогда, в 1977-м, его торжественно провожали тысячи строителей. Другая часть стала первыми пассажирами. Свыше 600 километров стальной колеи потребовалось уложить, чтобы открылся такой маршрут.
 

Два «Артека» на планете


Пусть машин тогда всем желающим не хватало, зато вполне хватало братским мальчишкам и девчонкам мест в загородных пионерских лагерях, особенно с лета 1977-года, когда 16 июня в торжественной обстановке был открыт и принял первую смену новый пионерский лагерь БЛПК «Северный Артек». Дата была выбрана не случайно: оказывается, ровно 52 года назад в тот же день был открыт Всесоюзный пионерский лагерь «Артек» на берегу Черного моря в Крыму. Отсюда и название нашего лагеря. 
«Знаменка» рассказывает, что в первой смене вожатые всех 17 отрядов были производственниками, которые свои рабочие отпуска решили провести с ребятами. В день открытия главный строитель «Северного Артека» Анатолий Закопырин передал символический ключ директору лагеря Н. Шкуряковой, после чего в отрядах прошли встречи пионеров с передовиками всех заводов БЛПК, а вечером был зажжен большой пионерский костер.

Шейк на памяти людской

На фоне славных пионерских и комсомольских дел, достижений «холодным душем» стала статья студентки Аллы Русенко. Будущий журналист описала гнусную ситуацию: «Отдыхая в один из вечеров в ресторане «Братск», из микрофона оркестра я вдруг услышала, что «для нашего гостя Сергея из Магадана звучит песня «День Победы». Но самое страшное даже не это, а то, что при первых звуках мелодии девушки и юноши вышли танцевать шейк. Сергей из Магадана, видимо, был парнем не бедным и вскоре заказал песню еще раз. И опять в круг вышли те самые ребята танцевать. В исступлении «ломалась» синяя блузка, как заводная прыгала высокая платформа. Я не видела лиц, для меня это были не люди – маски. 
Захотелось выбежать из зала, чтобы не задохнуться от стыда за этих людей. От обиды за песню и за тех, кто «порохом пропах». Подумала: может, закричать: «Остановитесь, прекратите кривляться под эту святую песню!», но ведь не поймут одурманенные хмелем и электровоплями ансамбля».
Дальше молодой автор рассуждает о морали и совести коллектива ансамбля, который совсем недавно занял первое место в конкурсе эстрадных ансамблей ресторанов Братска и о том, что вряд ли за «пятерку» так надо ублажать Серегу из Магадана. Тем более, что в Братске как раз в это время рождалась новая форма отдыха.

А теперь – дискотека

Через много лет любые молодежные танцульки станут называться дискотеками, но 40 лет назад дискотеки замышлялись как информационно-музыкальное мероприятие. Все новое с «загнивающего» Запада в наше советское прошлое обкатывалось Прибалтикой. Вот и дискотеки начинались там в 1976-м, постепенно расходились они по стране. 
Братский горком ВЛКСМ клуб-дискотеку впервые организовал в мае 77-го на базе кафе «Надежда». Здесь танцам предшествовали лекция о развитии легкой музыки с конца аж 19 века и рассказ о творчестве английской группы «Битлз». Чтобы не пускать работу на самотек и не оставлять молодежь в бурном потоке иностранной музыки и море отечественных ВИА, в кафе был создан совет дискотеки. К сожалению, «Знаменка» не указала персон, было бы интересно. Зато из газетной заметки ясен план дискотек. Их заседания проходили раз в неделю и были посвящены изучению творчества тогда еще начинающих музыкантов А. Градского, Д. Тухманова и ансамбля «Веселые ребята». 

«А я уже и позабыл...»

Интересное было время, в нем, как и сегодня, уживались добро и зло, щедрость и равнодушие. Сравнений много, но лучше еще одна газетная история. «Знаменка» в майском номере за 1977-й рассказывает случай. На вокзале станции Вихоревка пятилетний мальчик, убежав от родителей, ожидавших поезд, оказался на железнодорожном полотне. Когда папа и мама обнаружили «пропажу», на малыша со всей скоростью несся «товарняк». Доли секунды отделяли ребенка от гибели, когда к рельсам бросился молодой мужчина. Толпа ахнула и была готова к худшей картине после того, как отстучали вагоны. Но все окончилось благополучно, парень поднялся на ноги, вынул из-под себя невредимого Юрку и, передав его подбежавшим родителям, скрылся в толчее вокзала.
О случившемся в редакцию написали родители Юры Елена и Григорий Пастуховы с сожалением, что не узнали в тот день имя своего спасителя. Но судьба сделала свой ход и через некоторое время на автостанции Братска Пастуховы увидели со спины знакомую фигуру, а потом и лицо. Это был он. И опять смутился незнакомец, сказал, ту историю уже позабыл и что очень торопится на автобус, т.к. у него смена на ЛПК. Но имя свое успел назвать – Володя Огородников.

Песня – это знамя, только в чехле

Под таким заголовком через пять номеров газеты после публикации о плясках в ресторане «Братск» газета опубликовала отклики читателей. Все они осуждали ту самую компанию, а еще каждое письмо содержало свою историю о войне. Вот одна из них от работника железнодорожной милиции И. Нестерова. «В дни блокады Ленинграда мне исполнилось 13, вместо винтовки мне дали лопату и послали рыть окопы. Многие из этих окопов впоследствии, когда голод и морозы накрыли Ленинград, стали братскими могилами. В одной из них осталась и моя мать. Все блокадники жили только ожиданием Победы. Она пришла и к нам, детдомовцам, в тот день впервые за все годы войны дали по кусочку белого хлеба. 
Так кто же эти люди, которые под такую песню пустились в пляс? Да и сам факт играть эту песню в кабаке – святотатство». 
На этой истории мы ставим точку в воспоминаниях 1977-го. Впереди далёкий 78.

(Продолжение следует…)