Проект «Время, Назад!»: Мы будем верою и правдою служить России

icon 14:08
icon 518 просмотров
Проект «Время, Назад!»: Мы будем верою и правдою служить России

В эти дни, когда отмечается День защитника Отечества, по правилам проекта «Время, назад!» нужно вспомнить тех, кто стоял на страже рубежей нашего государства в далекие годы, и героев со страниц газеты.

Не доставило труда найти таких, что добавило еще большей гордости за страну, город, за наших земляков. Один из них - капитан времен Великой Отечественной войны, впоследствии участник строительства Байкало-Амурской магистрали Илья Борзилов, человек героической военной биографии и уникальных трудовых достижений, из плотника выросший до заместителя начальника Ангарстроя по кадрам. 
На груди Ильи Яковлевича, как пишет о нем «Знаменка» в 1979-м, три ряда наград на орденской планке. Но как молодой по делам стройки он вмиг поднимался и ехал по объектам. За день Борзилова можно было увидеть на станции Лена, в поселках Улькан, Кунерма, Гранитный. А когда были решены все производственные вопросы, Илья Яковлевич всегда находил время пообщаться с молодежью. Не назидательно, а по-отцовски он обращался к парням: «Ну что, хлопцы, в армии-то служили?». Услышав положительный ответ и воинские звания ребят, не отступал: «Ну-ка, расскажите, младший сержант запаса, как сегодня в ракетных войсках ведет себя боевая техника, как обслуживают ее молодые бойцы?». Потом все выслушает и добавит: «Не зря мы воевали, не зря».

С украинской земли

Интересно, что сказал бы Илья Яковлевич сегодня, когда через 70 лет после победы его родина снова в огне? Нашей газете 40 лет назад он подробно рассказывал, как родился на Украине в селе Тимоново Луганской области, как рано остался без родителей и скитался по родным и знакомым до тех пор, пока не попал в детский дом. Когда началась война, Илье было 16, паренек рассудил, что уже готов к призыву и отнес заявление в военкомат. «Мал ты, дружище, подрасти годок-другой, тогда призовем!» - таков был ответ юнцу, но ждать целый год, а тем более два он не согласился. Снова взял перо и бумагу. На сей раз письмо адресовал маршалу Тимошенко, и только с его личного распоряжения стал солдатом. В те же 16 получил первую винтовку, а потом и пулемет.
Воевал пулеметчиком под Ленинградом, был ранен, после госпиталя окончил курсы артиллеристов и стал минометчиком. Еще с войны учеба вошла в жизненный ритм Борзилова. В 33 года поступил в техникум, потом заочно в институт. И до конца жизни совершенствовался, учил молодежь, сам учился у нее.
По дорогам войны Илья Яковлевич дошел до Берлина, последние залпы дивизион капитана Борзилова сделал в Праге. Где начинать мирную жизнь, ему было все равно: ни кола, ни двора, ни семейной платформы. Судьба привела в Восточную Сибирь, на берега Лены, здесь строил Осетровский речной порт, работал на других важных многих объектах. 

Начиналось время БАМа

В Усть-Куте шаг за шагом раскрылся его организаторский талант. В любое дело Борзилов старался внедрить новизну. На строительстве учил подчиненных общаться с новой техникой, убеждал, что с ней не только производительность труда выше, но и силы людские, а значит, и здоровье сохраняется. 
Как Наймушин в 1954-м прибыл на берега Ангары, чтобы начать строительство Братской ГЭС, так Борзилов в 1974-м в составе оперативной группы заложил в Усть-Куте опорный пункт Западного участка БАМ. Здесь организовывал строительно-монтажные поезда, механизированные колонны, материально-технические базы. Результатом этой работы стало то, что за четыре месяца в глухой тайге при полном отсутствии дорог и связи выросли поселки Звездный и Магистральный. Все грузы туда шли через Усть-Кут. В сутки станция Лена принимала до десятка железнодорожных составов. Нужно было максимально быстро принять и перераспределить груз между речным портом и аэродромом, чтобы он шел на стройку. 

Не кабинетный начальник 

В такие дни Илья Борзилов неделями не появлялся в кабинете, сам следил, как доходят грузы, тут же брал у строителей новые заявки для поставки материалов. Из внушительного списка заказов первым делом выбирал то, что нужно работающему человеку, — теплое обмундирование, инструмент. После расписывал, как пойдет им оконное стекло, как цемент и штукатурка. Все маршруты были рациональные. 
Именно с Ильей Яковлевичем, полагаясь на его знания и техническую культуру, руководство стройки обсуждало возможности использования взрывчатки для выемки горных пород под туннели и проемы на пути прокладки железной дороги.
Казалось бы, в таком ритме первых лет стройки все силы и все время забирала работа, но только не у Ильи Борзилова — человека, защищавшего страну и полюбившего ее всем сердцем. Поэтому в любом поселке он встречался с молодежью, поднимал дух. Рассказывал, как работают их сверстники на других участках, как в целом идет отсыпка полотна. Как продвигается БАМ от Тайшета. Именно при таких встречах он выяснял у ребят про службу в армии, а девчатам наказывал беречь честь и строить крепкие семьи. 
А еще Илья Борзилов чтил историю, вел домашний альбом, вписывая в него все события, и на объектах просил активистов по крошечкам все факты собирать, чтобы после рассказать потомкам, как жили, как воевали, как строили. Сегодня в статусе председателя совета ветеранов Правобережного округа со своим активом передает современникам достижения предков дочь Ильи Яковлевича — Лариса Ильинична Разуваева.

По долинам и по взгорьям

Ефиму Ивановичу Нефедьеву в Братске поработать не удалось, приехал сюда в статусе пенсионера республиканского значения, находясь на заслуженном отдыхе. «Красное знамя» посвятило ему 40 лет назад газетную страницу. И тоже богатейшая биография, великая судьба. 
Вначале защищал советскую власть, затем рубежи государства в Великую Отечественную. Его большая (девять человек) семья была далека от политики, когда до Сибири докатились перемены, которые внесла в жизнь русского народа Великая Октябрьская революция. Ефим стал первым из Нефедьевых, кто вступил в партию большевиков, но еще раньше стал членом отряда по ликвидации белых банд на территории Балаганского уезда Иркутской губернии. Горько он за это поплатился: именно в семью Нефедьевых, где сын был большевиком, первыми нагрянули каратели, едва появившись в деревне Усть-Тароса. Отца растерзали на месте, чудом удалось скрыться от белых молодой жене Ефима Варваре. Сам он заглушил горе призывом в Минусинский пограничный отряд. 

Шел 1930 год

Именно в это время Ефим Нефедьев из бурятской глубинки становится студентом Московской Тимирязевской сельскохозяйственной академии. По окончании готовился поднимать сибирскую землю. Но опять пришлось надеть военную форму. В 30-х годах прошлого века в воздухе ощутимо запахло новой мировой войной. Япония готовилась принять активное участие в очередном переделе мира, для защиты дальневосточных рубежей нашей страны была сформирована особая Краснознамённая дальневосточная армия под командованием легендарного героя Каховки, Перекопа и Волочаевки Василия Блюхера. Батальонным комиссаром политотдела в этой армии и назначается Ефим Нефедьев. Блюхер и Нефедьев становятся однополчанами, вместе не раз ездят по частям и соединениям армии.

С «Лейкой» и блокнотом, а то и с пулеметом

Вторая мировая в биографии Ефима Ивановича не стала последней. Как он рассказал в нашей газете 40 лет назад, в гимнастерке проходил 18 лет. После Дальнего Востока окажется на полях Великой Отечественной войны. В 1943-м на Курской дуге замполит подполковник Нефедьев оставался вдвоем с командиром на КП, когда прервалась связь с передовым рубежом. Не сумев отдать команду, Ефим сам бросается вперед, чтобы показать бойцам, откуда идет натиск фашистов. Отбили врага, но Нефедьев получил сильнейшую контузию, из-за которой до конца жизни наступила глухота на левое ухо.
Тогда это не остановило патриота своей Родины. Он будет биться еще при форсировании Днепра, а после станет редактором фронтовых газет. Вначале это будет «Гвардеец» на 1-м Украинском фронте, потом «Защитник Родины» в Одесском военном округе. Это были боевые газеты с репортажами с передовой за подписью редактора. Родина достойно оценила его заслуги: семь боевых орденов заслужил подполковник Нефедьев. Потом к ним добавится еще пять трудовых. 
Через 15 лет после окончания академии он займется сельским хозяйством, сразу же после войны пойдет инспектором по определению урожайности в Иркутской области. А с 1951-го перейдет на партийную работу, станет секретарем Тункинского райкома КПСС, затем Верхнеудинского, Боханского. Поднимет с колен несколько колхозов в Усть-Ордынском округе. Закончив трудовую деятельность, приедет на жительство к сыну в Братск, поселится в поселке Гидростроитель и сразу же станет старейшим членом партии в городе. К 1978-му его партийный стаж составлял 56 лет. 
Ефим Нефедьев, так же, как и Илья Борзилов, активно встречался с молодежью, бывал в школах, профтехучилищах. Главным смыслом жизни таких людей до конца дней оставалось служение Родине. И не было других забот. 

(Продолжение следует…)

На снимках:

На груди Ильи Яковлевича Борзилова, как пишет о нем «Знаменка» в 1979-м, три ряда наград на орденской планке

Строительство БАМ. В сутки станция Лена принимала до десятка железнодорожных составов 

Для защиты дальневосточных рубежей была сформирована особая Краснознамённая дальневосточная армия под командованием Василия Блюхера