Проект «Где моя деревня…»: Долгий Луг – долгая память

icon 13:10
icon 519 просмотров
Проект «Где моя деревня…»: Долгий Луг – долгая память

Много лет назад, когда началось наполнение Братского водохранилища, разъехались по всей Иркутской области жители сел, обреченных на затопление, но живет в их сердцах тоска по малой родине. Все меньше становится свидетелей великого переселения, мало сохранилось документов, в которых подробно была бы записана история возникновения деревень, поэтому так дорого и интересно каждое слово очевидца.

Километр родной земли

Более полувека находится на дне Братского моря деревня Долгий Луг, но те, кто там родился, жил и вынужден был уехать куда-то, их дети и внуки, наслышанные об отчем крае родителей, не забывают ее никогда, а с годами печаль становится все сильнее. 
Капитолина Огородникова родилась там в 1942 году и жила до 18 лет, пока в 1960-м не началось переселение.
- Деревня стояла на очень крутом и живописном берегу реки Оки, это приток Ангары, - вспоминает Капитолина Ивановна. – И вдоль реки шел луг, леса не было. Вот и построили там деревню, назвав Долгий Луг, кто и когда – не знаю. У нас было 100 дворов в один километр длиной, шли они в одну улицу вдоль берега и потом раздваивались в конце – называлась стрелка. Посередине стоял клуб. Под школу приспособили перевезенный с Николаевского завода двухэтажный жилой дом какого-то помещика. Красиво внутри, винтовая лестница, даже перестраивать ничего не понадобилось, заходишь – большой холл, внизу был класс, на втором этаже – другой, коридор, учительская, балкон, потом, правда, его заколотили. 
Детская память сохранила магазин, где продавались керосин, соль и спички. Деньги в послевоенные годы в обороте отсутствовали, они появились только с 1955 года. Процветал товарообмен: мать набирала продуктов и везла зимой на лошади в Братск – молока наморозит, картошку возьмет, еще что-то. Река имела большое значение – она была и дорогой, и кормилицей. 
- А деревня Долгий Луг стояла километра на три в стороне от тракта Братск – Тулун, наверное, поэтому она нигде и не значится, - с грустью размышляет Капитолина Огородникова. 

Сибирская традиция – помочь

- Деревня была очень хорошая, народ добрый, веселый, песенный, работящий, - говорит долголугская жительница. – У нас отец не воевал, он умер в 1943, когда мне исполнился год, у мамы четверо малых было на руках (а всего она родила 14 детей), поэтому нам решили помочью (было такое слово – не помощь, а помочь, с ударением на первом слоге, это совместный труд всем миром) поставить дом, старый уже разваливался. В деревне на задах стояла рига, где сушили зерно, вот ее за один день и перенесли на другое место. Все вручную, без тракторов и техники. Зато потом при переселении нам за него ничего не заплатили, потому что дом новый. Вот если старый и его переносить нельзя, то платили дорого. Зная о затоплении, некоторые уезжали заранее, например, наши учителя Иван Павлович и Анна Денисовна Ознобихины собрались в 1955. Вообще эта фамилия основная деревенская, в Долгом Луге было много Ознобихиных, еще Потаповых и Петровых. 
По утверждению ученого Павла Флоренского, фамилии дают информацию в изучении исторического прошлого и позволяют проследить географию родных мест поселенцев. 

Песня русская над селом лилась

Памятно Капитолине Огородниковой время, когда начинался ледоход. Учитель говорил: «Ребята, река «пошла»!». И всей школой бежали они на берег, где можно было увидеть стремительно несущиеся, сталкивающиеся друг с другом льдины, на которых иной раз стояли петух или свинья, к своему несчастью, оказавшиеся оторванными от земли… 
А еще в деревне Долгий Луг отмечали Троицу - на реке, конечно. Собирались на берегу все, старики выбирали невесту – работящую да певунью-плясунью. Взрослые просто отдохнуть приходили, молодежь погулять.
- За рекой был еще один большой луг, - рассказывает Капитолина Ивановна, - назывался Братский (с бурятского – брат), а на нем рос дикий лук. Молодые садились в лодки и набирали его пучками, он длинный такой. Так и проходило празднование, под гармошку, с плясками. Пьянками тогда не увлекались.
Из воспоминаний у нее родились стихи: «По обычаю сельскому встретить лето красное собралась деревня на берег реки, старики с поглядом, дети порезвиться, свою юность вспомнить - бабы, мужики. Молодежь по лодкам с шутками расселась, под гармошку песня над рекой плывет, а за речкой пышным цветом Братский луг цветет».

Отпустить меня не хочет родина моя

Капитолина Огородникова своими глазами не видела, как скрывается деревня под водой, но однажды она ехала в Калтук по старому тракту, а вода уже через него переливалась... 
- Жутко очень было ехать, - говорит она. - Такое село - и даже названия не осталось! Если честно, я, тогда 18-летняя, не чувствовала жалости – жила ожиданием чего-то нового, неизведанного впереди. Сожаления не испытывала, оно пришло потом. А сейчас не то что вспоминаю, еще и снится часто, то кажется, что вокруг нашей деревни лед и не попасть туда, то что расстроилась сильно, стала большая – и зачем мы оттуда уехали, думаю? Земляки есть еще несколько человек, это сестра моя Галина Грицене, Мария Потапова, Георгий Попов, Надежда Ознобихина. 
Надежде Денисовне сейчас 87 лет, живет она в Иркутске и вот что она говорит: - Долгий Луг стоял на берегу Оки, на красивейшем месте, люди добродушные, понимающие, Ока была такая чистая, красивая, до сих пор люди оттуда и я жалеем, что затопили такие плодородные земли, тайгу, водилась всякая рыба, охота, сколько ягоды, все родилось без всяких удобрений, а народ какой трудолюбивый! Только стали лучше жить, радио провели, в совхозе зарплату платили, ферму реконструировали, а то все вручную работали. Обещали, что будут бетонировать кладбище, но не справились, затопили… Кто успел – перевез могилы, мои двоюродные братья бабушку перезахоронили на новом месте. Часто вспоминаю, до сих пор душа болит, если бы наша деревня не была затоплена, я бы не поехала отдыхать ни в какой Крым – только в Долгий Луг! 

Немного истории

Краевед Лилия Андреева пишет, что в «Памятной книжке Иркутской губернии за 1903 год» указаны все сельские общества и населенные пункты в Братской волости. В одно из них - Братское сельское общество – и входила деревня, которую сегодня вспоминаем: село Братск, д. Пьяновская, д. Долголугская, д. Чернореченская, выселок Анзебь. Территория Братской волости простиралась вверх и вниз по Ангаре и далеко уходила по р. Оке. Громоздкость волости (которую назвали уездом), лежащей на стыке двух огромных рек, сложность управления явились причинами выделения из нее в конце первой четверти XVIII века самостоятельной Барлуцкой волости.
И еще интересный факт. При возвращении из ссылки в 1797 г. 22-23 февраля через Братский острог проехал А.Н. Радищев. Из «Дневника путешествий из Сибири»: «Братский острог стоит на месте, где Ока впадает в Ангару. Пределы Оки суть отроги гранитных гор, которые пересекают Ангару, и в пяти верстах от Брацкаго начинают составлять пороги числом пять, из которых Падун есть самой большой. Тут суда разгружаются и проходят порожние в ворота шириною менее 10 сажень. Всю реку можно перейти пешком, если бы водяной вал не препятствовал. От Брацкаго дорога идет к реке до деревни Долгаго луга 25 верст, потом берегом до Большой деревни - 10, до Шамановой - 30. До сей деревни дорога идет возвышенным местом, поросшим редким берязняком, а местами берег Оки, хотя низкой, являет гранит, что побуждает думать, что и вся подстилка сего возвышения суть гранит. Берега Оки ведут за собой сосновой лес. От Шамановой в 10 или 14 верст в Оку впадает Ия. Дорога удаляется от течения Оки и идет перелесками до Коби - 44 верст. По дороге есть селения хорошие».
Вот эти селения и не могут до сих пор забыть жители Братского района…

Людмила ВРЖЕЖЕВСКАЯ

СПРАВКА. В Братском районе под перенос предназначалось 119 населенных пунктов, имеющих 15 180 строений и 5703 усадьбы личных владельцев. На это государство выделило 63 млн рублей